Сахалинцы – первые российские разведчики в Японии

Григорий Смекалов's picture
Сахалинцы – первые российские разведчики в Японии

Сахалинцы – первые российские разведчики в Японии.
Работая по материалу о знаменитом александровце создателе русского самбо и разведчике В.С.Ощепкове http://aleksandrovsk-sakh.ru/node/2495, лично я довольно эмоционально воспринял информацию о русских мальчиках в мирное время направленных с разведывательными целями в Японию. Мы, рожденные в СССР, воспитывались на примерах пионеров-героев Великой Отечественной… Но то было время военное, когда враг топтал нашу землю. Этим оправдывались столь великие жертвы. В данном случае вопросов было больше чем ответов… Когда сверстники наслаждались счастливыми годами детства и юности, эти мальчики были вовлечены в более чем взрослые проблемы. Не каждый родитель и сегодня согласится с подобными условиями для своего чада. Да и надежды разведчиков профессионалов России на юные дарования в начале XX века основывались на непонятных для меня принципах…
Тем не менее, именно эти несколько мальчиков через несколько лет составили гордость русской разведки на Дальнем Востоке, основали русскую школу японоведения, стали первыми российскими учеными опубликовавшими уникальные данные исследований мало известной в те годы страны…
Особенно приятно мне было обнаружить, что среди этой небольшой группы подростков, как минимум трое, наши земляки, сегодня незаслуженно забытые.Но давайте вернемся к началу истории мальчиков-разведчиков. О их направлении в Японию предлагаю материал С.И.Кузнецова без купюр:

Разбирая дела Разведки Заамурского округа отдельного корпуса пограничной стражи (г. Харбин) за 1906 год, я обнаружил любопытную информацию о русских учениках в Японии. Она содержит комментарии и переводы из японской прессы. Привожу их здесь целиком.

Сергей Ильич Кузнецов
Иркутский государственный университет
s.kuznetsov@hist.isu.ru

Принимая во внимание острую нужду в русских людях, владеющих местными языками и, в особенности, японским, начальник Заамурского Округа (г. Харбин) по собственной инициативе, выслал в конце 1906 года 8 русских мальчиков в Токио в православную миссию.

Плата за обучение этих мальчиков так баснословна дешева, что отказаться от этой командировки положительно было не возможно, тем более, что впредь таких выгодных условий уже не представится. Дешевизна объясняется тем особым усердием Архиепископа Японского Высокопреосвященного Николая, прийти на помощь русским в деле ознакомления с Японией и японцами.

Посылка русских мальчиков в Японию обратила на себя внимание японского общественного мнения и создала целую литературу, посвященную пребыванию детей в японской школе. Газеты весьма симпатично отнеслись к этой командировке детей. Нельзя не отметить обстоятельное, внимание, с которым японцы относятся к этим мальчикам, стараясь из расспросов детей, вывести заключение, какое, впечатление на них произвела Япония и ее порядки. Вот что пишут японцы в своих газетах:

РУССКИЕ МАЛЬЧИКИ, КОМАНДИРОВАННЫЕ В ЯПОНИЮ ДЛЯ ОБУЧЕНИЯ

= статья из журнала «Сэйнэн» («Юношество»), февраль 1907 г.=

Господа! Как вы знаете, Россия является в мире сильным государством. Она хвасталась названием цивилизованной державы. Другие люди также соглашались с этим. Поэтому о таких делах как командирование в Японию учеников для обучения она даже во сне не грезила. Но Японо-Русская война, увеличила блеск Японии. Вместе с этим Россия также, по видимому, изумилась японской цивилизации и после заключения мира безостановочно начала посылать в Японию студентов для обучения. Она приказывает изучать всю организацию японской культуры, начиная с языка, и поэтому русские мальчики от 14 до 18 лет присылаются в Японию. Я намерен здесь поговорить с моими молодыми читателями о целях и других обстоятельствах этих предприимчивых мальчиков.

В начале книги мы поместили фотографию 10 русских учеников, находящихся в Японии. Среди них Трофим Юркевич и Федор Юркевич — братья. Они прибыли в Японию в прошлом году в Сентябре. Остальные же 8 человек прибыли в конце Ноября.

Какие же мотивы их прибытия в Японию?

По этому поводу нужно сказать, что еще до Японо-Русской войны в Православную Семинарию в Канда на Суругадай приехали два ученика: Романовский и Легасов и, обучаясь в Японии только четыре года, возвратились на родину. Романовский сделался переводчиком в армии, а Легасов переводчиком в рыбопромышленном обществе. Первый из них находится в Харбине, а второй в Хабаровске. Результаты их обучения оказались очень хорошими. Поэтому вышеназванные 10 учеников также приехали для обучения в Японию на четыре года. Г. Александр Вилямовский приезжал в качестве их проводника. Они поступили в интернат Православной Семинарии. Попечителем их является архиепископ Николай а инспектором — ректор Православной Семинарии г. Сенума Какусабуро. Для того чтобы они совершенно прониклись японскими нравами и обычаями, они, как видно на фотографии, одеты в японское платье и обувь (гэта) совершенно в японском стиле. Но так как японские широкие штаны (хакама) походят на русскую женскую юбку, то мальчики сначала очень неохотно их одевали, но потом привыкли. Стульев европейских и столов они совершенно не употребляют и одинаково с японскими учениками садятся пред японскими столами, согнув колена. Они учатся, стройно сидя по-японски. Постели (футон) они употребляют также, как и говорят по-японски.

Из каких же сословий общества эти ученики? Братья Юркевич и Волков Александр из купеческого. Персяков Владимир — сын музыканта, другие все дети казаков и офицеров. Отсюда можно заключить, насколько русские дети, особенно казаки, после войны поняли фактическую силу Японии.

Какое же воспитание получили эти мальчики на родине? Юркевич и Дзимбатов дошли до 3-го класса гимназии, другие же окончили низшую школу. Во время Японо-Русской войны они жили в Маньчжурии и все знают более или менее по-китайски. Среди них Юркевич говорить по-китайски особенно хорошо. Теперь они едят совершенно одну японскую пищу.

В январе они ели даже «зоони» (японские новогодние пирожки) и очень любят их. Они неподдельно говорили, что это вкусно. Русские все очень любят моти (пирожки из риса). Бывшие раньше в Японии Романовский и Легасов, как говорят, также, очень любили моти. Русским не нравятся сырая рыба (сасими), улитки и осьминог; они называют эти блюда червями и содрогаются при одной мысли о еде их.

Интересно какое впечатление произвела на этих мальчиков Япония, когда они приехали впервые. Братья Юркевичи, высадившись в Цуруга, изумлялись тесно построенным одним вблизи другого домам. Проезжая в Токио, в поезде при массе пассажиров они удивлялись тому, что их любезно спрашивали, куда они едут и все им объясняли. На их родине, если кто спросить дорогу, то люди с грубым и неприятным видом никогда не отвечают на вопрос.

Выехав из своей страны, переплыв через море 10,000 ри, не понимая ни востока ни запада, приехав в чужое государство и увидя здесь людей, гораздо более любезных нежели на их собственной родине, они в своем детском сердце обрадовались, и это вероятно также вызывает их изумление. Теперь они с радостью говорят об этом. Приехав в Токио, они очень удивлялись электрическому трамваю.

Из всего этого можно ясно понять, насколько их родина отстала от пути цивилизации.

Русские крестьяне, строя дома, накладывают горизонтально бревна одно на другое и из и них делают стены. Крыша их устраивается также безобразно из бревен. Пропорционально затрачиваемому на постройку времени, красоты никакой не получается. В отличие от этого японская вертикальная постройка чрезвычайно удобна, поэтому ученики очень хвалят японские дома. В России не только нет запрещения курить табак мальчикам, но дети считают курение табаку совершенно обыкновенным делом. Поэтому эти ученики, приехав в Японию, курили даже сигары, и в последнее время покупая папиросы "Сикисима" и "Ямато", иногда курят. Конечно, в Православной Семинарии курение табаку запрещено и поэтому они курят секретно, за что директор делает им выговоры. Отсюда также можно заключить о низкой степени цивилизации в России.

Русские школы стоят на очень низкой степени. Третий класс средней школы - соответствует окончанию высшего отделения низшей японской школы. Дисциплины в русских школах совсем нет. Поэтому русские ученики чувствуют себя стесненными дисциплинарными нравами Православной Семинарии. Они всегда стремятся к тому, чтобы избегнуть надсмотра и контроля надзирателя, но в невинных живых шалостях они превосходят японских детей. В свободное от учения часы они вместе весело играют. Этот вид их очень привлекателен.

Хотя среди этих мальчиков есть любящие отцов и матерей и они постоянно ожидают от них писем, но по большей части они в чувстве сыновей любви испытывают недостаток. Во всяком случае, 14-15 лет, оставив родину, разлучаться с родителями и братьями и поехать в далекую иностранную землю это большая воля, и я думаю, что японская молодежь должна у них этому поучиться.

Скажу кстати: фамилии и лета мальчиков на фотографии, помещенной в начале этого номера журнала следующие:

1. Айсбренер Александр 16 лет
2. Юркевич Трофим 17 лет
3. Шишлов Иосиф 16 лет
4. Родионов Емельян 15 лет
5. Плешаков Владимир 14 лет
6. Попилев Трофим 15 лет
7. Юркевич Федор 14 лет
8. Волков Александр
9. Незнайко Исидор
10.Зембатов Владимир 18 лет.
Братья Юркевичи выделены мною, как герои дальнейшего повествования. Заметьте, что Василия Ощепкова в списке нет. По-видимому, он был направлен несколькими днями позже. Не случайно число подростков, направленных в Японию, по разным документам колеблется от 10 до 13. Изучение материалов, дает мне основание полагать, что Трофим Юркевич был другом Василия Ощепкова и во многом повлиял на судьбу друга. Скорее всего и поездка в Японию вместе было предложением Трофима. (Прим.-Г.Смекалов)

КАК ЯПОНИЯ ПОКАЗАЛАСЬ РУССКИМ МАЛЬЧИКАМ

= Тюо симбун. 17 декабря 1906 г. =

Вчера в 1 час пополудни в клуб Православного юношества в Суругадае пригласили русских мальчиков, приехавших учиться японскому языку в Православной Семинарии и слушали от них, какое впечатление произвела на них Япония. Таких мальчиков всего 10. Они каждый через переводчика выразили свои впечатления и между прочим сказали следующее: «По прибытии в Японию прежде всего нам казалось приятным то, что везде все здесь содержится в чистоте и сады и дома. Затем дисциплинированность, приветливость и аккуратность всех японцев до прислуги включительно. А тяжелым нам кажется, это – сидеть по-японски, ходить в деревянной обуви, есть палочками, ходить по чрезвычайно многолюдным улицам Токио. Удивительным нам кажется: платье японцев, постройка домов, затем дзинрикша вместо лошади, и беспрестанное наклонение головы со стороны прислуги. Самым приятным представилась дешевизна предметов и обилие фруктов. Интересным кажется зоологический сад и трофеи войны, находящиеся на дворцовой площади Маруно-ути. Не могли есть: соленую редьку и сасими (то есть сырую свежую рыбу). Нам особенно хорошим в Японии казалось запрещение курить табак детям и то, что все относятся без страха к учителям».

Дети все смеются и много болтают. Например Попилев, Волков и Юркевич самые милые мальчики. В семинарии для них основан специальный класс и начиная от пищи и платья их решительно во всем заставляют вести себя по-японски. Они приехали учиться именно в православную семинарию потому, что во-первых, что многие семинаристы, живущие в азиатской России сравнительно с японскими учениками школы иностранных языков говорят по-русски гораздо лучше, во-вторых, в семинарии учились прежде два русских мальчика Федор Легасов и Андрей Романовский, которые теперь уже на службе в Маньчжурии и Куанченцзы и очень хорошо владеют японским языком, служат переводчиками и считаются важными людьми. Чтобы находиться в дружественных отношениях с Японией Россия хочет распространить японский язык среди своих подданных и тем дать знать русским об Японии и японских обычаях. Русские власти прислали 10 мальчиков в Токио после разрешения преосвященного Николая.
Разведка Заамурского округа
Постоянный адрес этого материала в сети Интернет –
http://ru-jp.org/kuznetsov03.htm

##### ####### #####
ОКНО В ЯПОНИЮ -
E-mail бюллетень
Общества "Россия-Япония",
# 13, 2006.05.04
http://ru-jp.org
ru-jp@nm.ru
##### ####### #####

Нравится

Comment viewing options

Выберите нужный метод отображения комментариев и нажмите "Сохранить установки", чтобы активировать изменения.

Я уже предлагал

Я уже предлагал Григорию Смекалову обратиться к премьер-министру,по поводу .Ощепкова.Вернее я спрашивал,смотрел что будет поддержка .....Но Григорий проигнорировал...

Григорий Смекалов's picture

Предложение,

Предложение, конечно, замечательное Евгений. Только почему между вами и ВВП нужен посредник? Я не сторонник общаться в режиме 255 символов с тройной проверкой...А выражение "проигнорировал", по-моему, не совсем отвечает ситуации...

Taiohara's picture

///Особенно

///Особенно приятно мне было обнаружить, что среди этой небольшой группы подростков, как минимум трое, наши земляки, сегодня незаслуженно забытые.//// - ???? 

///Разбирая дела Разведки Заамурского округа отдельного корпуса пограничной стражи (г. Харбин) за 1906 год, я обнаружил любопытную информацию о русских учениках в Японии./// - ???

А Вы не хотите уточнить, что это я обнаружила и послала Вам этот материал? 

Toihara

Григорий Смекалов's picture

без проблем.

без проблем. Очередной раз подчеркну, что многие, как и эта, ТЕМЫ меня заинтересовали благодаря переписке с глубоко владеющим материалом человеком Екатериной Малафеевой. Многие из ссылок на материалы по ТЕМЕ присланы ею. Так что она "первопроходец".По документам Заамурского округа мною ссылка дана на автора С.КУЗНЕЦОВА Это его цитата с соответствующей ссылкой...Книжку о сахалинских лайках я вообще посвятил Е.Г.Малафеевой, но редакторы почему-то убрали посвящение... Признаю, что вклад Тойохара в изучение истории края солидный...
Что до А.П. Чехова, я писал не о переписи, а об однобоком освещении сах.общества...Ни об одном достойном человеке не нашлось более абзаца...Миролюбов И.П., например, о Юркевиче написал несколько страниц...

Taiohara's picture

Принято.Иркутс

Принято.

Иркутский исследователь Кузнецов наткнулся в Иркутске на документы по Заамурскому округу и обучению русских мальчиков в семинарии в Японии и опубликовал их в сети. Но он никак не связал эти документы ни с Ощепковым, ни с русской школой японоведения - просто мальчики пограничной стражи. Нашла опубликованные им документы, связала с этой темой и послала их Вам - я.
Так же я выделила Трофима Юркевича, на которого до этого мало кто обращал внимание, и собрала разрозненные документы косающиеся его жизни и работы, с чем и поделилась с Вами.

Что косается Чехова (см.обсуждение здесь http://aleksandrovsk-sakh.ru/node/3601), - Чехов на острове был всё-таки короткий отрезок времени, в течении которого он напряжённо работал над переписью. Для того чтобы узнать человека, с ним надо пожить, пообщаться хотя бы какое-то количество времени (Юркевич и Ювачёв вместе жили). Чехов же разделил своё время со ВСЕМИ каторжанами. Он посвятил его всем. Этот труд был мало оценён и понят современниками (зачем переписывать писателю каторжных? Зачем заменять собой штат переписчиков?)
И хотя в переписи есть ошибки и пропуски (вот и прабабушку мою пропустил:)) тем не менее, благодаря этому труду сохранилось масса людей - они не ушли в месево прошлого. И именно к этим карточкам сейчас обращаются и исследователи и потомки, чтобы найти - да - краткую, но такую важную информацию: год рождения, откуда прибыл, с какого года на Сахалине, вероисповедание и т.д. Благодаря этому можно искать документы дальше - например, в метрических книгах церквей тех мест, откуда они прибыли на Сахалин.
В той массе людей, что Чехов обошёл, он не выделил Юркевича. Но разве можно его упрекать в этом? (Вас самого неприятно поразил некоторый факт биографии Степана, хотя человечески он объясним - не всё укладывается в общепринятые схемы).
Но Чехов отметил Ювачёва (он ему был симпатичен).
Он не написал, может быть, отдельного произведения посвящённого тем людям, что произвели на него впечатление. В "острове Сахалин" он сознательно хотел уйти от оценок и пристрастий (хотя это трудно), он не гонялся за "жаренными" фактами, но то что Сахалин оказал сильное влияние на его
мирровозрение - однозначно.
Чехов был в это время модный писатель, со своими пристрастиями, оценками, но он старался этого избегать, и просто взял на себя тяжёлый труд, в котором, он считал, принесёт большую пользу этим осуждённым людям, чем будет их описывать и выставлять на обозрение публики.
И хотя Чехов считал себя неверующим человеком, но сам он совершил смиренный подвиг (по-двиг - движение) человека с совестью (с Вестью) именно в Христианском смысле. И если церковь считает гордыню (=честолюбие) первым грехом, то можно сказать, что он усмирял писательскую и человеческую гордыню.

Toihara

Павел's picture

"Проезжая в

"Проезжая в Токио, в поезде при массе пассажиров они удивлялись тому, что их любезно спрашивали, куда они едут и все им объясняли. На их родине, если кто спросить дорогу, то люди с грубым и неприятным видом никогда не отвечают на вопрос."

непривитая приветливость и эмоциональная сдержанность всегда отличала русских от остальных