Скованные одной цепью... А.Форминский после сахалинской каторги

Григорий Смекалов's picture
Скованные одной цепью... А.Форминский после сахалинской каторги

Г.Смекалов. Скованные одной цепью…Тезисы доклада

Меньше 40 лет официально (1869-1906) просуществовала сахалинская каторга. Чрезвычайно короткий отрезок времени в истории России. Однако понятие каторжный остров в представлении людей охватывает гораздо больший период, да и сами представления о каторге тех времен ограничиваются немногими зарисовками из её жизни, описанными известными классиками русской литературы. За художественными образами практически осталась незаметной первоначальная цель введения каторги на острове, которую ставило перед собою правительство Российской империи – освоение далекого края.
С другой стороны 40 лет довольно долгий отрезок времени в рамках нескольких поколений семей, волею царских властей посланных на далекий остров без права выезда на материк.
Проявляли себя на сахалинской каторге «вынужденные переселенцы» по- разному. Не смотря на известную «ценность» для каторги людей грамотных некоторые из политических, доведенные до отчаяния кончали жизнь самоубийством. Другие в условиях ограничения свободы погружались в научную деятельность или участвовали в устройстве церковной жизни. Третьи, и по моему мнению их большинство, строили семейные отношения в предлагаемых обстоятельствах, становились далеко не последними обывателями островных поселений и, порою, яркими представителями сахалинского общества. В этом плане ссыльнокаторжные и члены их семей были первыми, кто осваивал этот дикий край для России. В мировой литературе тема освоения новых земель занимает особое место, а в США даже выделена в отдельный жанр «вестерн». Интересен и нам взгляд на историю освоения Сахалина со стороны не только писателей, но и тех о ком они писали. Пускай произведения и классиков, но в короткий срок невозможно охватить все проблемы острова. Ведь, слова самого А.П.Чехова после поездки «…теперь, когда уже я покончил с каторгою, у меня такое чувство, как будто я видел всё, но слона-то и не приметил» (П.с.с. т.15.-М.,1949.-с.126)
В текущем 2010 году мне довелось познакомиться с москвичом Олегом Дедовым праправнуком бывшего политкаторжанина и главы большого семейства сахалинцев по жизни и рождению Адольфа Форминского. Проводя с Олегом генеалогические поиски польских и российских ветвей древа Форминских я обнаружил много интересных материалов, документов и просто фактов, которые, думаю, будут интересны сахалинцем. Мне поиски были безумно интересны, потому как любые находки это свидетельства сахалинской истории и через судьбу сахалинцев этапов истории всей страны.
Одним из первых на Сахалин с открытием политической каторги в 1886 году прибыл Адольф - Валерьян Станиславович Форминский (р.1845 г. Варшава - ум. 1928 г. Варшава), – член польской партии «Пролетариат". Участвовал в польском освободительном движении 1863 – 1864 гг. В 1865 г. на три года был сослан в Иркутск. В 1884 г. арестован и предан военно-полевому суду по делу партии "Пролетариат" вместе с Бугайским, Поплавским и многими другими. Приговорён к 16 годам каторги, сокращённой впоследствии до 12 лет.
Прибывающие на Сахалин политкаторжане, в основном, были молодыми людьми. Как правило, без семьи. Адольфу Форминскому было в 1886 году уже за сорок ( за ним так и сохранилась подпольная кличка «Дед») и за ним в каторгу следовала супруга из потомственных дворян Юлия Андреевна Форминская с детьми. Семейным на сахалинской каторге было значительное «послабление». Да и состояние здоровья Адольфа не позволяло использовать его на каторжных работах. В связи с этими особенностями мы читаем в тюремных сведениях по Александровскому округу за апрель 1890 г., что А.Форминский «по слабости здоровья освобожден от работ. Проживает в доме своей жены свободного состояния».
1890 год ещё и примечателен поездкой на Сахалин писателя-гуманиста А.П.Чехова. И, хотя классику запрещались встречи с политическими, Антон Павлович в переписи указывает нам семейство и адрес Форминских.
Как мы видим, Форминские жители поста Александровского, тогдашнего административного центра Сахалина. Дом их расположен на 3-й Кирпичной улице (что по сведениям старожилов район нынешней ул. Верхне – Кавказской) что на северо-востоке поста. У них двое детей, рожденных на Сахалине…Вот тут и кроется первая загадка семьи. Юлия Андреевна последовала за мужем на каторгу уже с детьми!
Из опроса родственников стало известно, что одна из дочерей Форминских Ольга, родившаяся в Варшаве, вышла замуж за Виктора Гибшера сахалинского политкаторжанина. Неизвестно по каким причинам имя В.Гибшера не вошло ни в Чеховскую перепись, ни в подробное исследование И.А.Сенченко «Революционеры России на сахалинской каторге». Но в 1887 году Виктор Гибшер был уже на Сахалине. На давнюю связь Гибшера с семьей Форминских указывает замечательный документ Центрального государственного архива Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР.(ЦГАОР СССР) от. 5 июля 1966 года. Из него следует, что государственный преступник Гибшер В. Был арестован полицией в Варшаве на квартире Форминских!

Нравится