Айну. Тоен Яков Сторожев

Григорий Смекалов's picture
Айну. Тоен Яков Сторожев

Не оставлял своим вниманием курильских айнов отец Иннокентий и в последующие годы, когда ему пришлось переехать с Русской Америки на материк. Так, например, в начале 1858 года он отослал митрополиту Московскому Филарету письменное донесение, полученное от миссионера с Курильских островов. Биограф И.Вениаминова И.Барсуков, опубликовавший этот документ, к сожалению, не указал имени этого миссионера, который в 1858 году «вторично был послан к курильцам». Но само донесение стоит того, чтобы привести его почти полностью. В нем миссионер пишет: «Последнюю зиму я провел на острове Парамушире. Со мною на одном прибрежье зимовал с несколькими курильскими семействами, курильский тоен, старец весьма почтенный и кроткий, знающий русскую грамоту и очень усердный к службе церковной. Во всё время моего пребывания он не пропустил ни одной службы церковной. В дни великих праздников, когда не было холодно и не было бурных метелей, у нас совершались литургии в полотняной церковной палатке, которая для защиты от ветра в свое время устанавливаема была между нанесенными снеговыми стенами, а снежный пол в церкви всегда устилался чистыми травяными Церерами, или зелеными кедровыми ветками. Другие же церковные службы, по непрестанным затруднениям от зимнего времени, постоянно происходили в моей поместительной юрте» (12).
Влияние русской культуры и православной веры не могло не повлиять на сознание и образ жизни Курильских айнов, и они уже не мыслили себя без России.
В 1875 году Россия и Япония заключили Санкт-Петербургский договор, в соответствии с которым согласились обменять Северные Курильские острова на Южный Сахалин. В результате весь Сахалин стал российской территорией, а вся цепь Курильских островов была включена в границы Японской империи. Но договор не ограничивался только территориальными вопросами. Он стал приговором и православным айнам. Как подданные российской империи айны должны были в течение трех лет либо переехать в Россию, либо принять японское гражданство. В результате 12 или 13 курильских айнов решили остаться российскими подданными и в 1877 году перебрались в Петропавловск-на-Камчатке. Они поселились в деревне Сероглазки в Авачинском заливе и оставались там до 1881 года. Лишенные своих родных мест и привычного образа жизни айны тосковали по своему народу и своим домам. В конце 1882 года они соединились с оставшимися сородичами (13). Принимая японское гражданство, курильские айны справедливо полагали, что, будучи вместе, и в родных местах они сумеют сохранить свой народ, свои традиции, свою веру. Будут вести тот же образ жизни, что был у них до этого.
Однако японское правительство не устраивало наличие русскоязычного контингента подданных империи на границах с Россией и вдалеке от японских властей. В 1884 году японцы заставили всех 97 курильских айнов переехать на о. Шикотан на Южных Курилах (14).

Нравится