ВПЖД-5

Евгений.'s picture

Международная обстановка, сложившаяся на Дальнем Востоке в 1941-1942 годах, заставила советское военно-политическое руководство более основательно заняться укреплением обороноспособности Северного Сахалина. В 1943 году здесь были размещены части 56-го стрелкового корпуса, которым спустя два года предстояло сыграть главную роль в Южно-Сахалинской операции. Наряду с увеличением воинского контингента, важной мерой в этом отношении стало строительство железнодорожной ветки для соединения Александровского порта с приграничной местностью в центральной части острова.
6 августа 1942 года бюро Сахалинского обкома ВКП(б) приняло постановление "О строительстве железной дороги Александровск – Дербинск". Прокладку линии предлагалось развернуть не позднее 10 августа, организовав работы по строительству земляного полотна, мостов, заготовке леса и шпал одновременно на трех-четырех участках. В архивах не удалось обнаружить какой-либо проектно-технической документации по этой дороге. Возможно, к началу строительства ее вообще не существовало. В постановлении бюро обкома по этому поводу был даже специальный пункт: "... г) Для уточнения трассы, выправления ее, уменьшения эстакад и мостов, а также для смягчения подъемов одновременно с развертыванием строительства провести тщательные доизыскания трассы" [4].
Руководство строительством узкоколейной железной дороги Александровск – Дербинск было поручено военным во главе с начальником стройки майором М.А.Крыловым. При 79-й стрелковой дивизии создали рабочую колонну № 2020. Это был своего рода дисциплинарный батальон, комплектовавшийся из нарушителей воинской дисциплины и "неблагонадежных" лиц из числа родственников репрессированных – ЧСВР (членов семей врагов Родины). Призывали в колонну и тех, кто "провинился" только тем, что был по национальности немцем и потому не имел права служить в боевых частях Красной Армии [5]. Поэтому порядки на стройке мало отличались от тех, которые царили в концлагерях сталинского ГУЛАГа. Несмотря на тяжелейшие условия, любое проявление усталости или физической слабости бойцов расценивались в колонне как преступление и жестоко карались. Еще недавно здоровые парни из сахалинских сел быстро оказывались в положении "доходяг". Были случаи самоубийств и дезертирства [6].
Кроме колонны № 2020, в строительстве узкоколейки участвовали и обычные заключенные 5-го отделения Дальлага, а также рабочие и служащие гражданских предприятий. Все крупные областные организации (Сахалинский леспромхоз, трест "Сахалинуголь", Александровский морской порт и др.) имели конкретные задания на поставку на стройку оборудования, строительных материалов и рабочей силы.
Плохая организация труда и отсутствие нормальных условий быта для строителей сдерживали работы, которые с началом зимних холодов могли быть вообще остановлены. Поэтому 22 сентября бюро обкома ВКП(б), вновь рассматривая вопрос о ходе строительства узкоколейки, отметило низкую производительность труда и недисциплинированность как рабочих колонны № 2020, так и некоторых руководителей областных организаций. Были установлены крайне сжатые сроки окончания работ на трассе Арково – Дербинск: земляного полотна – к 1 ноября, искусственных сооружений – к 25 ноября, верхнего строения пути – к 1 декабря 1942 года.
Между тем, проектно-техническая документация все еще не была готова. Специалисты "Дальтранспроекта" должны были закончить проектирование лишь к 1 октября, а изыскательские работы по трассе Александровск – Дербинск – к 15 октября.
Учитывая недостаток рабочей силы и крайне ограниченные сроки до наступления больших заморозков, сахалинское руководство просило Военный Совет Дальневосточного фронта разрешить командованию 79-й стрелковой дивизии "использовать на строительстве узкоколейной ж.-д. Александровск – Дербинск в необходимых размерах полевые части" [7].
Несмотря на усилия людей, материальные затраты, план строительства узкоколейной железной дороги, установленный бюро Сахалинского обкома ВКП(б) и приказом Дальневосточного фронта, был сорван. Даже спустя год после начала стройки, к концу ноября 1943 года, установленный объем земляных работ был выполнен только на 70%, искусственных сооружений (большие и средние мосты) на 92%, а мелких искусственных сооружений на 67%. Из 30 км верхнего строения пути было готово лишь 12,9 км, или 42% его общей протяженности. В очередном постановлении бюро обкома ВКП(б), принятом 26 ноября 1943 года, опять говорилось о неудовлетворительной деятельности управления строительства дороги и его начальника М.А.Крылова, плохом обеспечении рабочих, фактах отказа от работы и дезертирства, невыполнении норм выработки. Одновременно бюро обкома просило крайком ВКП(б) решить вопрос о финансировании строительства второй очереди дороги (участок Александровск – Арково), которое переносилось на 1944 год [8].
Самым трудным участком дороги был Камышовый перевал, преодолевать который в некоторых местах приходилось с помощью взрывчатки. При этом не обошлось и без жертв. Здесь, на перевале, произошла стыковка арковского участка узкоколейки с восточным Армудан – Дербинское. Собственно, полностью узкоколейная железная дорога Александровск – Дербинск так и не была построена. В июле 1944 года состоялся пуск в эксплуатацию только ее первой очереди от Арково до Дербинска. Интересно отметить, что в ознаменование этого события и "за высокую производительность труда" Сахалинский обком ВКП(б) и облисполком наградили грамотами и ценными подарками группу строителей во главе все с тем же майором М.А.Крыловым. Всего поощрение получили 23 офицера, 10 сержантов и рядовых [9].
Узкоколейка, получившая официальное название Военно-полевая дорога № 5 (ВПЖД-5), находилась в ведении службы военных сообщений Дальневосточного фронта и занималась главным образом военными перевозками, объем которых накануне войны с Японией резко увеличился.
Несмотря на ограниченные пропускные возможности, ВПЖД-5 имела не только военное значение. В известной мере она способствовала улучшению экономических связей в центральной части Сахалина. В поселке Арково было построено ремонтное депо, оборудованы разъезды. Разом ожила Арковская долина, через которую пролегли первые маршруты голосистых мотовозов – "кукушек". До перевала они тянули всего четыре вагонетки, груженые углем, цементом, стройматериалами или зерном. По другую сторону хребта, на станции Армудан, к составу цепляли еще четыре вагона, и поезд двигался на Дербинское. В обратном направлении вывозили в основном сельскохозяйственную продукцию колхозов Тымовской долины. На морском берегу близ Арково находился причал для катеров и самоходных барж. Отсюда грузы шли дальше, в отдаленные северные районы острова. Планировалось и строительство железнодорожного моста через реку Тымь. Трудармейцы из колонны 2020 уже пробовали забивать шпунты, завозился бутовый камень, но после окончания войны от этого отказались.
Если бы в ту пору в Тымовском районе существовала, как сейчас, железнодорожная магистраль, то экономический эффект ВПЖД-5 был еще выше и, возможно, со временем она была бы реконструирована в нормальную дорогу. К сожалению, после войны, когда численность войск в северной части Сахалина сократилась, железнодорожники не приняли эту дорогу на свой баланс, и ВПЖД-5 оказалась заброшенной. Постепенно железнодорожная линия пришла в запустение. Заросла мелколесьем и кустарником просека, ушли на металлолом рельсы. Таков был печальный итог этой стройки, следы которой и поныне можно встретить по дороге между Тымовском и Александровском-Сахалинским.

Нравится

Comment viewing options

Выберите нужный метод отображения комментариев и нажмите "Сохранить установки", чтобы активировать изменения.

В военном

В военном билете моего отца записано: отд.уч. стр. батальон 79 с.д., стрелок, май 1942 г, февр. 1943 г. Строчкой ниже: 2020, стрелок, февр.1943, июль 1944". Рассказывать об этом периоде не хотел. Вытянуть скупую информацию из него можно было только "под шафе" и то, сразу начинали душить спазмы. Говорил о том, что людей от голода, холода и тяжелого труда гибло немеряно. Закапывали там же в глубоких распадках, учет умерших не вели. Выжившие считали себя счастливчиками.

Евгений.'s picture

Да Ирина кому

Да Ирина кому то "за высокую производительность труда" грамоты и ценные подарки а кого то в распадке дёрном накрыли...