Расстояние покрыто без жертв и потерь

Автор: Борис Храмов

В августе нынешнего года учащиеся и педагоги клуба «Бумеранг» и молодежно-подросткового центра «Южный» совершили морское путешествие вокруг острова Итуруп на двух каяках, парусном катамаране и моторной лодке. А чуть позже завершилась экспедиция «На север. Меж двух мысов»: трое участников на каяках достигли крайнюю западную (мыс Лах) и крайнюю северную (мыс Елизаветы) точки Сахалина. Возрождение подобных экспедиций можно только приветствовать. Что мы и делаем, а заодно вспоминаем о первых шлюпочных походах на нашем острове.
Чем мы хуже?

Несмотря на то, что островной статус Сахалина предполагает культивирование гребного и парусного спорта, долгое время они вообще не развивались. Ситуация изменилась только в 1930 году, когда в Александровске побывали участники шлюпочного перехода по рекам Дальнего Востока («Чита – Сахалин»). После чего местные физкультурники задумались: «Если уж к нам на шлюпках пришли, то чем мы хуже?». Как оказалось, ничем. И уже в 1932 году спортсмены из Александровска совершили переход протяженностью в 400 километров до Николаевска. «Советский Сахалин» с гордостью отметил: «Несмотря на то, что участники шлюпочного перехода впервые имели дело с преодолением значительного водного пространства, расстояние было покрыто без жертв и потерь».

Но это событие меркнет перед тем, что удалось совершить сахалинцам в 1935 году. А замахнулись они ни много ни мало, как на переход на шлюпках до Владивостока! Инициатором идеи стала молодежь Александровского морского порта. Учитывая, что шла подготовка к X Всесоюзному съезду ВЛКСМ, переход посвятили этому событию. От желающих отправиться в поход не было отбоя. Выбрали четырнадцать самых достойных, разделив их по командам на две шестивесельные шлюпки.

Командиром назначили В. Ф. Катина, политическим руководителем – С. С. Барсукова. Капитан первой лодки – старшина катера «Политотделец» Никандров, второй – старшина катера Сахлеса Жгулев. Кроме них участниками перехода стали Шевердак (матрос катера «Политотделец»), Евсеков (кочегар), Жарко, Татаренков (оба – матросы), Кацубин и Гибшер (оба - мотористы Сахгосрыбтреста), Пручинский (моторист Сахгосрыбтреста), Делениц (лесоруб), Попов (грузчик Сахснаба), Ярусов (моторист Сахлеса). А организаторами мероприятия выступили Общество содействия развития водного транспорта (ОСВОД), полиотдел Александровского порта и райкоммордел.
Сказку сделать былью

Все, можно отдавать швартовы? Как бы ни так! Шлюпка в порту была только одна (морская, построенная на верфи, оставленная здесь каким-то пароходом).

Молодежь в поисках еще одной лодки обшарила все закоулки Александровска – тщетно! А время шло. Что делать? Решили строить сами. Как выяснилось, на лесозаводе села Хоэ работает старый черноморский боцман Урсатьев. К нему-то и отправился экипаж второй шлюпки. Рассказали старику о походе, попросили помощи. Тот заинтересовался и согласился руководить работами. Александровцы сами изготавливали детали, сами собирали лодку, сами крепили такелаж. Чем ближе был день спуска шлюпки на воду, тем тревожней становилось на душе у молодежи: не выйдет ли первый блин комом? Увы, вышел. Лодка, словно подбитая птица, сильно накренилась. Невозможно было пройти между мачтой и бортом: шлюпка ложилась на борт, зачерпывая воду. Выход после долгого размышления предложил боцман. Следуя его совету, на лодку взяли балласт (четыре мешка гальки), что позволило немного уменьшить крен. Крен уменьшили, а параллельно уменьшилась высота надводного борта, маневренность и управляемость.

Сейчас на такой «посудине» вряд ли кто-то вышел бы в море. Но девизом молодежи тех лет было «мы родились, чтоб сказку сделать былью». Вот и делали.
Курс – вест!

В процессе тренировки команда шлюпки совершила переход из Хоэ в Александровск (к слову, за восемь часов). Плавсредство путешествие выдержало, что добавило решимости ее экипажу. А вскоре подошел и день отплытия. 11 июля 1935 года, выслушав приличествующие событию речи, капитан В. Катин скомандовал: «Разобрать весла! Курс – вест!». Газета «Советский Сахалин» сообщила: «В 8 часов вечера возле лодочной станции ОСОАВИАХИМа на речке Александровка у сада профсоюзов дан старт парусно-шлюпочному походу Александровск – Владивосток имени X ленинского комсомола».

Курс – курсом, но ведь поход мог закончиться, едва начавшись. Комиссар Барсуков (как оказалось, ему не была чужда романтика) впоследствии вспоминал: «Вечно бурный Татарский пролив, как будто рассвирепев за дерзкую попытку мореплавателей, встретил их семибальным штормом. Волны подхватывали легкие шлюпки, бросая их с гребня на гребень. Казалось, что первое же сопротивление стихии обрекает поход на неудачу. Вышло наоборот. Руководимые опытными капитанами, шлюпки Никандрова и Жгулева отважно боролись с непогодой. Наутро шторм раскидал шлюпки далеко друг от друга. Густой туман сгустился над морем. И только благодаря случайности суденышки сами вновь встретились. 24 часа прошли с того момента, как начался шлюпочный переход и показался берег материка».

Это поэтическое повествование в 1958 году дополнил А. Ярусов, рассказав о походе читателям областной газеты «Молодая гвардия»: «Положение сложилось тяжелое: ночь, туман с моросящим дождем, свистит штормовой ветер, шлюпку заливает волной. Беда не приходит одна: обнаружили сильную течь шлюпки. Вода прибывала откуда-то из-под мешков с галькой. Установили аварийные вахты. По 17 ведер воды в час отливал каждый вахтенный из шлюпки, а вода все прибывала. …Кто-то опрокинул оба ведра с пресной водой, укрепленных на банке у мачты. А пить хотелось все сильней и сильней. …Лишь через несколько часов далеко впереди мы заметили парус первой шлюпки. …В одиннадцать часов ночи шлюпки достигли берега «Большой земли» севернее бухты Сиземин. Ровно сутки потребовалось на то, чтобы пересечь Татарский пролив». Дальше было уже проще. Хотя, неблагоприятная погода сопровождала сахалинцев почти до Владивостока: южные циклоны с туманами препятствовали пути к намеченной цели.

С препятствиями вроде бы понятно. Но что-то ведь должно было и способствовать переходу, ведь так? Так! Слово Барсукову: «Весь поход был яркой демонстрацией любви, которой пользуются физкультурники у трудящихся нашего края. На каждой остановке колхозники и рабочие угощали моряков молоком, творогом, сметаной, рыбаки предлагали отведать самую вкусную рыбу, предоставляли лучшие помещения для отдыха». Наши земляки в долгу не остались: практически в каждом населенном пункте - Сиземине, Сюркуме, Датте, Советской гавани, Коппи, Нельме, Светлой, Иноккентьевке, Самарге, Ольге - читали лекции, рассказывали о Сахалине, давали концерты.
Много ценного для себя

16 августа обе шлюпки благополучно добрались до цели. В бухте Золотой Рог их встретил буксир «Бригадир Коломеец» и флотилия шлюпок. На палубе буксира оркестр играл марш из кинофильма «Веселые ребята». Сойдя на берег, В. Катин отрапортовал: «Шлюпочный поход имени X съезда ВЛКСМ по маршруту Александровск-на-Сахалине - Владивосток закончен без аварий. 837 миль пройдены под парусами и на веслах за 234 ходовых часа. Всего в пути были 35 суток».

Во Владивостоке сахалинцы пробыли несколько дней. А затем отправились в обратный путь. Но уже не на шлюпках, а на пароходе «Совет». В начале осени «Советский Сахалин» резюмировал: «4 сентября в Александровск возвратилась команда сахалинских моряков. Моряки, закончив трудный путь, значительно окрепли и получили много ценного для себя в морском спорте». Это был, пожалуй, самый сложный переход в истории островного спорта. Хотя, следует признать, что простых переходов в те годы, пожалуй, и не было.

Как сложилась судьба участников похода? В 1936 году во время аварии геройской смертью погиб командир второй шлюпки Георгий Александрович Жгулев. Кто-то из участников вскоре покинул Сахалин, но многие еще долгое время трудился в морском порту. Это Андрей Ефимович Ярусов, Станислав Викторович Гибшер, Семен Федорович Татаренков, Александр Федорович Пручинский, Константин Васильевич Никандров. Дальнейшая судьба каждого из них достойна отдельного повествования. Пока вкратце остановлюсь на С. Ф. Татаренкове. После работы в морпорту, он капитанил в АРЗ (рыбозавод) на буксире № 1152. Собирался реанимировать систему каторжанских плотин и искусственного канала в 325 саженей. Наши предки по любой воде проводили баржи с грузом в город. А в советское время завести РС и МРС даже в устье реки на ремонт стало проблемой. Сегодня старое устье вообще замыло песком. Поэтому жаль, что идея Татаренкова так и не воплотилась в жизнь.
Опасное мероприятие

Во второй половине 1930-х годов стали практиковаться переходы из Александровска до Широкой Пади и обратно. Но постепенно они сошли на нет. Почему? Ответ дан в «Советском Сахалине»: «У физкультурников были замечательные традиции, имеющие огромное значение. Это пробеги лыжных патрулей по маршруту Александровск – Михайловка – Кировское – Арги-Паги – Хоэ – Александровск и шлюпочный переход Александровск – Широкая Падь – Александровск. Последние пробеги патрулей были проведены в 1939 году, и на этом они прекратили свое существование, потому что руководители спорта отказались его проводить, мотивируя это тем, что это, де, очень опасное мероприятие. Такая же участь постигла и шлюпочный переход». А знаете, что скрывается за сухими словами «очень опасное мероприятие»? Смерть нескольких участников. Но уже совсем другая история…

P.S. Благодарим за помощь в написании статьи краеведа из Александровска-Сахалинского Григория Смекалова.

Нравится

Comment viewing options

Выберите нужный метод отображения комментариев и нажмите "Сохранить установки", чтобы активировать изменения.
Григорий Смекалов's picture

http://aleksandrovsk-sakh.ru/

http://aleksandrovsk-sakh.ru/node/2988
http://aleksandrovsk-sakh.ru/node/2987